LF

Европа

bosnian_pyramid_full
Что бы произошло, если бы работа изобретателя Николы Теслы не была прекращена?

Как известно, исследования Николы Теслы, связанные со способами получения бесплатной неисчерпаемой энергии, были отклонены и прекращены, так как они не вписывались в существовавшую на тот момент научную картину мира, и угрожали экономической стабильности. Существует ли вероятность, что мы давно уже отказались бы от добычи ископаемого топлива, если бы работа Теслы не была закрыта? Этот вопрос постоянно приходит на ум, когда речь заходит о докторе социологии университета Сараево, археологе-любителе и писателе Семире Османагиче. Он занимался исследованиями пирамид по всему миру, однако самым большим его достижением является открытие пирамид в Боснии, в местечке Високо. Ещё более примечательной, однако, является та травля, которой подвергся он и его невероятная находка, как со стороны средств массовой информации, так и со стороны коллег-учёных. Это типично для современности: как только под угрозой оказываются системы контроля над обществом, все силы бросаются на то, чтобы объявить инновации или же, наоборот, заново открытые мощные древние технологии обманом, фейком. Маститые учёные-археологи выступали с насмешливыми и порочащими кампаниями против работы доктора Османагича, вероятно, из страха, что его открытие поставит под удар всю современную археологическую науку. Дело в том, что в ходе масштабного исследования было сделано потрясающее открытие: комплекс пирамид в Боснии — древнейший в мире, и эти пирамиды излучают пучки энергии в микроволновом диапазоне электромагнитного спектра. Причём происхождение этой энергии современная наука объяснить не в силах. Доказательства этого явления переворачивают общепринятый взгляд на историю Европы и человечества в целом, а также на религию и науку.

Радиоуглеродный анализ доказал, что Боснийской пирамиде по меньшей мере 25 тысяч лет. После открытия доктором Османагичем и его командой учёных из разных стран, самые активные археологические раскопки в мире ведутся именно там, у пирамиды Солнца, в Високо. Одним из результатов работы стало обнаружение энергетического пучка, около 4 метров в радиусе, частотой 28 кГц, исходящего из центра пирамиды. Этот феномен был зафиксирован независимо друг от друга четырьмя учёными.

Доктор Османагич предполагает, что этот пучок энергии и является причиной строительства пирамиды Солнца. Она являлась неисчерпаемым источником экологически чистой энергии для древних жителей Боснии. Эта теория нашла множество подтверждений, приведённых в книге «Электростанция Гиза» Кристофера Данна, опубликованной в 1998 году.

Впрочем, и кроме энергетической аномалии, пирамиды таят в себе немало загадочного. Вот несколько фактов о них:
Это – самые первые пирамиды на территории Европы.
Они – самые большие и широкие в мире. Съёмки с воздуха и из космоса показывают, что четыре грани четырех пирамид идеально ориентированы по небу и обращены на север, юг, восток и запад, расстояние между пирамидами одинаковое (около 2,2км), а вершины трех из них образуют совершенный равносторонний треугольник. Ориентация по сторонам света у них – самая точная, хотя по сторонам света выровнены также пирамиды в Перу, Египте, Гватемале и Китае.
Бетонный фундамент пирамид невероятно качественный и крепкий, намного лучше современного по всем параметрам. Проводившие исследования геологи также подтвердили, что пирамида полностью состоит из блоков, которые были обработаны вручную. Между подогнанными вплотную друг к другу плоскими частями блоков можно заметить связующий конгломерат, состоящий из кварца и слюды.
Эти пирамиды – древнейшие на планете.
Под так называемой пирамидой Солнца находится огромнейшая сеть туннелей и комнат, строительство которых можно отнести к доисторическому периоду. Безусловно, это типично для пирамид. Подземными ходами соединены все пирамиды в Гизе и весь комплекс — с рекой Нил, в Теотиуакане под землёй имеется четырёхкамерная пещера с переходами; подземный лабиринт ступенчатой пирамиды в Саккаре, подземные тоннели китайских пирамид — во всех подобных строениях тоннели соединяют стратегически важные точки, например, колодцы, с определёнными помещениями. Назначение этих помещений неясно, однако текущие раскопки позволяют с уверенностью утверждать, что тоннели не были рудниками или шахтами, так как никаких инструментов, а также угля, золота или других подходящих для добычи ископаемых в них не было найдено. Единственное, что нашли в подземных катакомбах боснийских пирамид, это гигантские керамические блоки массой свыше девяти тонн каждый.

Доктору Османагичу довелось принимать в местечке Високо множество гостей: учёных, специалистов различных областей, которые пожелали увидеть удивительные пирамиды своими глазами и убедиться воочию в наличествующих в этих местах аномалиях. Среди них был, к примеру, британский учёный и изобретатель Гарри Олдфилд, который использовал специальную камеру и сумел зафиксировать пресловутые электромагнитные волны над холмами Високо. Корифеи сошлись на мнении, что пирамидальные строения в Боснии и других странах, самым молодым из которых больше десяти тысяч лет, никак не могут быть построены в настоящее время, даже с использованием всех имеющихся в двадцать первом веке технологий. И объяснить этот факт наука также не в состоянии. «Несмотря на первоначальный скептицизм, сейчас нашу работу поддерживают сотни учёных из разных стран мира, на нашей стороне археологи, физики, химики, инженеры-электрики, математики», — радуется доктор Османагич.

Возможно, сейчас самое время переписать наши учебники истории, иначе пропасть между старой парадигмой мышления и новой станет настолько велика, что конфликт между этими лагерями будет продолжать способствовать отрицанию и неприятию древних технологий, вместо того, чтобы продвигать их.

«Нам следует срочно изменить нашу ошибочную точку зрения на культуру и технологии древних, — заявляет журналист и писатель Филипп Коппенс, – Нам кажется, что мы стали умнее, а на самом деле наши предки глубоко понимали суть природы и вселенной, так же как и Никола Тесла, чьи идеи не нашли реализации лишь потому, что были неподходящими для господствовавшей на земле экономической модели». С точки зрения Коппенса, наши далёкие предки владели удивительной технологией энергодобычи, которая в наше время уже может быть измерена, но по-прежнему, как и во времена Теслы, не поддаётся пониманию.
Источник

Водь, ливы, ениши и другие малые народы Европы, которые смогли сохранить свою уникальность

Малые народы Европы, которые смогли сохранить свою уникальность.

В Европе живет множество малых народов в статусе национальных меньшинств. Но даже в 70-ых годах прошлого века некоторые из них подвергались гонениям, их старались ассимилировать и лишить культурной самобытности. В некоторых случаях это удавалось, но некоторые малые народы не смотря ни на что сохранились, и донесли свою уникальность до наших дней.

Официально не существующие: ениши

Ениши, называющие себя «кочующими» или «белыми» цыганами, примечательны в первую очередь тем, что представляют собой скорее социальную группу, а не отдельную народность – по происхождению это потомки разнородных групп населения, по большей части немецкоязычного социально неблагополучного элемента. 

Водь, ливы, ениши и другие малые народы Европы, которые смогли сохранить свою уникальность

Ениши

Ениши известны в Европе еще с XVIII века. Их часто путали и смешивали с цыганами, что позже сослужило енишам дурную службу: в гитлеровской Германии их преследовали и уничтожали так же, как евреев и цыган, обвиняя во всех смертных грехах (даже в поедании падали), а швейцарские власти вплоть до 70-х годов прошлого века предпринимали меры по насильственной ассимиляции енишей и ликвидации их культуры.

Сами ениши осознают себя отдельным народом, хотя официально признаны национальным меньшинством только в Швейцарии. Лишь часть из них придерживается кочевого образа жизни, а подлинная численность неизвестна (есть данные о примерно 10 тысячах в Германии и 30 в Швейцарии). Встретить их можно по всей западной и центральной Европе. Енишский жаргон, развившийся как диалект немецкого языка, в 1997 году получил в Швейцарии статус «языка без территориальной привязки».

Земля, которая объединяет: горанцы

Живущих на Балканах горанцев (они же горани или горане) объединяет, в первую очередь, место проживания – исторический район Гора, а также язык. Здесь, в месте, где сходятся Косово, Албания и Македония, родился удивительный говор, в котором смешались сербский, албанский, македонский, турецкий и арабский языки. Горанцы являются потомками исламизированных славян (ученые до сих пор спорят, каких именно – иллирийцев, болгар, македонцев), среди них можно встретить этнических турок и даже цыган. А кроме мусульман здесь живут и католики, и православные. Но все они считают себя горанцами, единым народом, называя себя «нашинцы» или «нашинские», и гордятся своим происхождением и обычаями.

Водь, ливы, ениши и другие малые народы Европы, которые смогли сохранить свою уникальность

Горанская невеста

Основное занятие горанцев – сельское хозяйство, но помимо этого они известны как умелые ремесленники и знамениты на всю Европу как прекрасные кондитеры и пекари. Что касается численности этого небольшого, но гордого народа, то разные источники называют числа от 35 до 60 тысяч.

Народ без государства: саамы

Именно этому финно-угорскому народу, коренным жителям Северной Европы, обязана своим названием Лапландия, что означает «земля лопарей». Лопарями саамов называли не только скандинавы, но и русские; их считали шаманами и колдунами, умеющими повелевать погодой и заклинать ветра, а сама Лапландия представлялась темной и таинственной страной где-то на краю света. На самом же деле основным занятием саамов было вовсе не колдовство, а охота, рыболовство и разведение оленей, они жили общинами и вели полукочевой образ жизни, каждые 20-30 лет переходя на новое место.

Водь, ливы, ениши и другие малые народы Европы, которые смогли сохранить свою уникальность

Саам-лопарь

В настоящее время саамы проживают на территории четырех государств: Норвегии, Швеции, Финляндии и России. Хотя Лапландия никогда не была единым территориальным образованием, а саамы так и не создали собственного государства, у этого народа существуют официально признанные флаг и гимн, их права законодательно закреплены в каждой из стран проживания. Среди них можно встретить как лютеран, так и приверженцев древнего шаманизма, они говорят на разных языках (собственно саамских насчитывается около десятка), но всех их отличает высокое национальное самосознание и приверженность своей культуре. Численность этого народа составляет от 60 до 80 тысяч.

Исчезающие вместе с языком: ливы

Этот немногочисленный прибалтийско-финский народ в настоящее время проживает только на территории Латвии. Этноним ливы означает, скорее всего, «рыбаки» или «прибрежный народ»; именно от ливов получила свое название Ливония. Действительно, ливы часто селились на морском побережье либо в устьях крупных рек. Этот народ был известен как умелые охотники и рыбаки (а иногда – еще и пираты: разжигая на берегу костры, они заманивали проходящие мимо суда на мель, чтобы потом поживиться добычей), и со временем был почти полностью ассимилирован латышами. Перед Второй мировой войной численность ливов не превышала тысячу человек.

Водь, ливы, ениши и другие малые народы Европы, которые смогли сохранить свою уникальность

На Ливском берегу./Фото: visit.dundaga.lv

По данным 2015 года, в Латвии на тот момент проживало всего 167 человек этой национальности. В 2009 году скончался Виктор Бертольд, последний лив, для которого ливский язык был родным. В настоящее время энтузиасты делают все, чтобы язык не исчез окончательно (его изучают в университетах, издаются учебные пособия и т. п.), а ливская культура имеет поддержку государства.

Древние, светловолосые, самобытные: водь

Еще один финно-угорский народ — коренные обитатели Ленинградской области. Будучи когда-то довольно многочисленными, вожане (еще одно название этой народности), известные еще с VII-VIII века, в силу разных причин постепенно сошли с исторической сцены – сказались многочисленные войны, прокатившиеся по этой земле, и ассимиляция славянскими племенами. Любопытно, что в разных источниках можно найти многочисленные упоминания о выдающейся красоте женщин этого народа – а еще о том, что у большинства представителей води были очень светлые, белые или золотистые волосы (кстати, по бытовавшему когда-то обычаю перед свадьбой у невесты отрезал косу и передавали ее жениху в знак подчинения девушки будущему мужу). Также говорилось о былой воинственности этого народа, быстром и живом языке, способности быстро усваивать нечто новое, в то же время не отказываясь от собственных традиций.

Водь, ливы, ениши и другие малые народы Европы, которые смогли сохранить свою уникальность

Наряд невесты

В настоящее время водь относится к исчезающим народам России: по переписи 2010 года их численность составила всего 64 человека. 

Источник


Долгое время Европа представляла собой ряд малонаселенных аграрных государств, находящихся на периферии Евразии. Однако за считанные века она превратилась в культурный и экономический центр мира. Разгадываем секрет «европейского чуда».

Наследство

Европейская цивилизация выросла не на пустом месте, а наследовала богатейшую античную культуру, в первую очередь Древнего Рима. Искусство, архитектура, строительные технологии, право, система управления, религия, военное дело – все это было адаптировано на почве зарождающихся средневековых феодальных государств Европы.

Великое переселение

Массовые этнические перемещения, охватившие Европу в IV-VIII веках нашей эры привели к многочисленным войнам, но они также способствовали культурному, языковому и религиозному обогащению народов. Европа была сродни гигантскому плавильному котлу, в котором выкристаллизовывались и сохранялись наиболее жизнеспособные элементы.

Наука

Европейцы развили и усовершенствовали подход к науке, который сочетал в себе экспериментальные исследования и математический анализ. Наиболее наглядно это выразилось в трудах Галилея, Коперника, Гюйгенса и Ньютона.

Одним из ключевых факторов в развитии наук стало использование инструментального подхода. Применение телескопа, микроскопа, барометра, хронографа, секстанта, вакуумного насоса, электростатического генератора способствовало прорыву в области научных знаний.
В период Промышленной революции экономический рост стимулировала опора на богатый научный опыт и инновационные технологии. Использование квалифицированной рабочей силы значительно ускорило прогресс.

География и климат

Европа, в отличие от многих других мест на Земле, занимает максимально благоприятное географическое положение. Американский биолог Джаред Даймонд, объясняя «европейское чудо», отмечает подходящие для одомашнивания растений и животных условия в этой части Евразийского континента.
Экономист из Колумбийского Университета Джеффри Сакс выдвинул гипотезу, согласно которой умеренный климат Европы создал преимущество перед жаркими странами, благодаря которому здесь образовались более «продуктивные почвы», а также отсутствовали тропические болезни.

Колониальная политика

Эпоха Великих географических открытий создала возможность для ведущих европейских держав максимально использовать свои заокеанские колонии, эксплуатируя их человеческие и природные ресурсы и извлекая из этого баснословную прибыль.
Профессор антропологии Джеймс Блаут триумф капитализма связывает с трансатлантической торговлей , породившей торгово-финансовый капитал, а доступность к множественным колониям объясняет все тем же выгодным географическим положением.

Религия

Макс Вебер в своей «Протестантской этике» выражал мнение, что страны, исповедующие «правильную» религию, опережают в своем развитии все прочие. В первую очередь успех европейских стран он связывает с протестантизмом, который лучше стимулирует «дух капитализма».
Атмосфера терпимости и плюрализма, которую обеспечил «Акт веротерпимости», принятый в 1689 году английским парламентом, создал условия для свободного развития философской и научной мысли. Более того, Англиканская церковь способствовала популяризации ньютоновской теории и экспериментальной науки.
Следует также назвать и религиозные войны XVI-XVII веков, которые привели к зарождению либерализма. Теперь протестантские страны смогли сами определять вектор своего развития, смело внедрять научные и социальные эксперименты.

Экономические институты

Французский историк Фернан Бродель сравнивая европейскую экономику с экономикой остального мира отмечал, что она «обязана своим более быстрым развитием превосходству своих экономических инструментов и институтов – биржам и различным формам кредита».
Экономисты Дарон Асемоглу и Джеймс Робинсон при объяснении европейского прогресса вводят такое понятие как «вовлекающие экономические институты», которые, по мнению ученых, «позволяли наилучшим образом использовать человеческие таланты и способности, и которые дают возможность индивидуумам принимать самостоятельные решения».
Среди характерных черт «вовлекающих экономических институтов»: свободный выбор профессий, защита частной собственности, непредвзятая судебная система, а также общедоступные службы, обеспечивающие единые правила игры.

Демография

Исследователей всегда интересовал вопрос, почему не густонаселенная и богатая Азия, а Европа стала местом взрывного экономического роста. Австралийский историк Эрик Джонс в книге «Европейское чудо» выдвигает демографическую гипотезу этого феномена. По его мнению, «нуклеарная» семья и поздние браки, которые обеспечивали контроль над численностью населения Европы, позволяли оптимально распределять ресурсы и выстраивать экономическую политику.

Культурная особенность

Страны Ближнего и Дальнего Востока в сравнении с Европой обладали отнюдь не меньшей, а может быть даже и большей духовной и материальной культурой, но европейцы продемонстрировали способность накапливать знания и технологии. «Компас и порох были изобретены в Китае, а вот ружья и заморские колонии появились у европейцев», – пишет историк и экономист Дэвид Ландэс. По его мнению, важно не кто «первым придумал», а кто «первым пустил в дело».
Дополняя «культурную теорию» профессор экономики Дейдр МакКлоски отмечает «буржуазное достоинство» и высокий этический статус занятия бизнесом в Европе, невиданные для других стран и эпох.

Конкуренция

Промышленная революция в Европе была обязана высокому уровню конкуренции на экономическом рынке. Объясняя это, американский экономист Дуглас Норт вводит понятие «неестественных государств», которые в противовес «естественным странам» не могли существовать в нищете, а создали условия для роста благосостояния наиболее целеустремленных индивидов.
В отличие от тоталитарных деспотий Востока, в «неестественных государствах» Европы сложились механизмы ограничения насилия и появились «порядки открытого доступа» для желающих попасть в элиту – то есть для тех, кто решил заработать больше чем это необходимо для жизни.

Случайность

Необычную версию «экономического чуда» Европы выдвигает американский социолог и политолог Джек Голдстоун. Он считает, что вплоть до 1750 года не было никаких предпосылок для возвышения Европы, так как она мало отличалась от других территорий планеты. Небогатые аграрные государства Европы, управляемые монархами, находились в тех же условиях, что и Россия или Османская империя. А эпоха Великих географических открытий означала лишь выход провинциальных португальских и голландских торговцев на развитые азиатские рынки.
Согласно Джеку Голдстоуну Европе просто повезло: «цепь благополучных случайностей привела к созданию условий для постоянного опережающего роста». Именно из-за этого Европа стала регионом опережающего развития, исходя из изменения модели накопления, распространения и применения знаний.

источник

Какие новые страны могут появиться в Европе в ближайшие 10 лет

Единство Европы – идея фикс большинства политиков Старого Света. Почти все их начинания так или иначе оправдываются желанием создать общее экономическое и социальное пространство или даже культурную, политическую и военную общность.

Однако грёзы таких чиновников разбиваются о жестокую реальность: сегодня почти в каждой европейской стране есть свои сепаратистские движения, активно поддерживаемые национальными меньшинствами. Они только и ждут момента, чтобы вырвать у центральных властей право на самостоятельность и реализовать данное им ООН право на самоопределение.

Конечно, надо отдать борцам за свободу должное: радикальные методы, присущие, например, Стране басков, давно уже не в моде. Со временем сепаратисты вписываются в политическую систему не только стран, властям которых они противостоят, но и Европейского союза.

Так произошло с националистами Каталонии, Шотландии, Фландрии и многих других регионов, бьющихся за независимость. Однако от этого их шансы на успех, допустим, в течение 10 ближайших лет не становятся меньше, и скорее даже увеличиваются.

Шотландия против Лондона

Ближе всех к независимости, пожалуй, в 2014 году становились шотландцы. Тогда им удалось добиться проведения цивилизованного и конституционного референдума о выходе из состава Соединённого Королевства.

До самого дня голосования было неясно, останется ли Шотландия в составе Великобритании. По предварительным социальным опросам число сторонников и противников отделения было почти равно – с небольшим перевесом в сторону последних. А за две недели до голосования, согласно исследованиям, сепаратистам удалось добиться преимущества. Однако итог для них оказался неутешительным – 55,3% процента выступили против разрыва Эдинбурга с Лондоном.

Впрочем, настроенные против Великобритании шотландцы-политики не сдаются. Уже после референдума о Brexit парламент Шотландии проголосовал за новый референдум о независимости, поскольку, хоть административная единица и хочет выйти из состава Королевства, но с Евросоюзом она прощаться не намерена. Планируется, что новое голосование состоится в период между осенью 2018-го и весной 2019-го – то есть до выхода Великобритании из ЕС.

Велика вероятность, что на этот раз итог референдума будет не такой, как четыре года назад: Brexit показал всем, что британцы способны удивлять.

Каталония против Мадрида

Ещё один претендент на скорую самостоятельность – Каталония. В отличие от Шотландии, этому региону центральное правительство не предоставляет законную возможность решить свою судьбу на всеобщем голосовании. Однако это не помешало местным властям провести 1 октября 2107 года референдум о статусе автономии. И хотя испанскими властями он был признан нелегальным, ему удалось наделать шума в Европе.

Результаты референдума наверняка повергли Мадрид в шок: более 90% высказались за отделение. Возможно, если бы явка на голосовании оказалась выше 43%, то итог был бы иным. Но для правительства Каталонии было достаточно поводов, чтобы глава кабмина Карлос Пучдемон подписал документ о независимости региона.

Правда, уже через несколько дней центральные власти начали процедуру лишения Каталонии автономии, а ещё через какое-то время – отправили правительство Пучдемона в отставку. После того, как 27 октября каталонский парламент провозгласил независимость Республики, Мадрид ввёл прямое правление в регионе и распустил законодательный орган, назначив досрочные выборы. После этого Пучдемон был вынужден бежать из страны.

Однако в результате перевыборов альянс сепаратистских партий опять получил большинство в парламенте Каталонии. И хотя сейчас их силы подорваны, а главные действующие лица либо сидят в тюрьме, либо скрываются от правосудия, сомневаться в том, что сторонники отделения ещё дадут бой, не приходится.

Фландрия против Брюсселя

Ещё в конце прошлого века идею отделения Фландрии от Бельгии озвучивали лишь маловлиятельные партии ультраправого толка. Однако за 20 лет ситуация изменилась. На выборах 2014 года в бельгийский парламент победу одержала националистическая партия «Новый фламандский альянс». Так больше всего мандатов оказалось у политической силы, лидер которой – Барт де Вевер – уверен, что Бельгия как государство скоро исчезнет.

Действительно, выход из её состава Фландрии станет трагедией для страны. В этом регионе сосредоточено более половины населения и предприятий государства. Однако пока что переговоры о статусе региона приостановлены. Хотя, вероятно, после новых выборов в парламент они могут возобновиться с новой силой.

«Слабые места» по всей Европе

Карта Старого Света изобилует и другими регионами, которые совсем не прочь побороться за свою независимость. Это и провинции Пьемонт, Венето и Ломбардия в Италии, и Трансильвания в Венгрии, и Бавария в Германии, и Корсика во Франции, и многие другие. В большинстве из них, правда, политики-националисты предпочитают довольствоваться синицей в руках: экономическими преференциями, большей автономией и самостоятельностью. Если центральная власть идёт на уступки, то и требования сепаратистов становятся более умеренными.

Мешает перекроить карту Европы и сложность борьбы за отделение. Исторический опыт показывает, что насильственные меры не помогают достичь заветной цели. Переговорный процесс же осложняется как неуступчивостью политиков, так и двойными стандартами в самом Старом Свете. Ведь если для того же Брюсселя отделение Косово под ударами НАТО – это пример самоопределения нации, то претензии Каталонии – уже нарушение конституции Испании.

источник

Как в Европе появились жуткие надгробья транзи, и почему они изображали разлагающиеся трупы

История одного надгробного памятника, или как наши предки увековечивали память об усопших в жутких скульптурах.

Человечество с доисторических времен всегда относилось с почтением к усопшим своим сородичами и ко всему тому. Люди стремились увековечить память об умерших в различных сооружениях — от каменных валунов, насыпных курганов, древнеегипетских пирамид до изысканных скульптурных композиций, родовых склепов, усыпальниц и мавзолеев. Однако был период в истории надгробных памятников, когда эти скульптурные сооружения имели по-настоящему ужасающий вид.

История одного надгробия

Рене де Шалон — принц Оранский, правитель Голландии и Зеландии завещал, чтобы после его смерти на его могиле установили надгробие, изображающее его таковым, каким он станет через три года после захоронения. А погиб он в 25-летнем в возрасте во время 9-й итальянской войны в 1544 году на поле сражения.

Как в Европе появились жуткие надгробья транзи, и почему они изображали разлагающиеся трупы

Надгробие Рене де Шалона — принца Оранского.

До того как тело убитого принца переправили на родину, из него вначале извлекли все органы и захоронили в местечке Bar-le-Duc, в церкви Saint-Maxe. И согласно завещанию его супруга ровно через три года установила памятник над останками своего мужа.

Это надгробие мастерски высек из мрамора скульптор Лижье Ришье. Он изобразил погибшего, держащим в руке свое сердце, которое изначально лежало в маленьком красном ларце. Так было до 1790 года, пока сердце не украли. Потом эту деталь скульптурной композиции заменили песочными часами, а позже сердцем из гипса.

Как в Европе появились жуткие надгробья транзи, и почему они изображали разлагающиеся трупы

Надгробие Рене де Шалона — принца Оранского. Фрагмент.

Смысл жеста: правая рука на груди и поднятая левая рука с сердцем — не известен. Видимо автор хотел показать стремление умершего передать его то ли Богу, то ли жене. Значение этой аллегории по сегодняшний день так и не разгадано. А если судить об идеальном изваянии обезображенного тела, то можно с уверенностью сказать, что Лижье Ришье имел немалые познания в анатомии.

Как в Европе появились жуткие надгробья транзи, и почему они изображали разлагающиеся трупы

«Сadaver tomb»– гробница покойника в виде трупа. Средневековье.

Мода на такие ужасные памятники, называющиеся «transi de vie»(переход от жизни), была обусловлена историческими событиями 14 века, когда массовые войны, эпидемии и голод, погубили около половины населения Европы. Смерть в то время массово «косила» население, поэтому вид разлагающихся трупов особо никого не волновал. Перед ней все были равны — правители и архиепископы, полководцы и рыцари, аристократы и простые земледельцы.

Как в Европе появились жуткие надгробья транзи, и почему они изображали разлагающиеся трупы

Гробница покойника в виде истлевшего трупа.

В те жуткие времена и появились надгробия транзи (Le Transi), что в переводе «усопший». Они получили широкое распространение в средние века во Франции и в Германии, а затем распространились почти на все страны Европы. 

По сути своей это надгробная скульптура, изображающая с максимальным реализмом человеческое тело в процессе разложения. 

Как в Европе появились жуткие надгробья транзи, и почему они изображали разлагающиеся трупы

Двухъярусная гробница архиепископа.

Как правило, гробницы знатных персон — королей и королев, рыцарей, архиепископов, богатых вельмож — украшали двухъярусными скульптурами. Они являлись яркой аллегорией перехода земной славы в бренность тела.

Как в Европе появились жуткие надгробья транзи, и почему они изображали разлагающиеся трупы

Транзи супружеской пары.

В XVI столетии во Франции возник еще один вид транзи, изображающий нагие трупы лишь несколько часов спустя после смерти.

Как в Европе появились жуткие надгробья транзи, и почему они изображали разлагающиеся трупы

Надгробная скульптура транзи.

О том какой смысл был заложен в транзи до сих пор не понятен. Одни считают, что это как наглядный пример, что происходит с телом умершего после смерти, иные — что эти жуткие фигуры должны были выполнять функцию «memento mori», то есть напоминать живым о неизбежности смерти. И то, что каждый должен умереть и истлеть в земле подчеркивалось всевозможными жутчайшими подробностями — от червей до жаб и змей 

Источник: 

Зачем Петр I стал «европезировать» Россию

Ориентируясь на Европу, Петр I взялся преобразовывать Россию с невиданной до тех пор решимостью. За несколько лет он изменил практически все: начиная от календаря и заканчивая стилем одежды. Многие задаются вопросом, зачем Петру понадобилось ломать Россию?

Противоречивые реформы

Часть исследователей считает, что петровские реформы – своеобразная борьба с боярством, представлявшим ненавистный царю патриархальный уклад, другие видят в этом желание поставить Россию в один ряд с ведущими западными державами.

По-разному историки оценивают и суть реформ. Так, Василий Ключевский полагал, что Петр в своих реформах продолжил начатое его отцом Алексеем Михайловичем, Сергей Соловьев, напротив, подчеркивал революционный характер преобразований Петра.

«Западники» в России были и до Петра, однако, по мнению академика Александра Панченко «европейская ориентация Петра была иной, нежели у «латинствующих». Они были гуманитариями, он – практиком; они культивировали Слово, Петр культивировал Вещь».

Действенность и решительность петровских реформ была достаточно высоко оценена советской историографией. В Петре усматривают едва ли не первого революционера, рискнувшего пойти на ломку старых, тормозивших развитие страны порядков. У современных российских исследователей все чаще можно встретить критику начинаний Петра.

Публицист Александр Никонов считает, что Петр, не обладая системным образованием и будучи человеком «не шибко умным, перенимал в Европе только внешнюю канву, поверхностные порядки, не замечая и не понимая глубинных основ европейского устройства и причин европейского цивилизационного отрыва».

Одной из задач петровских реформ было стремление выйти в Балтийское море. Но для историка и доктора философии Андрея Буровского это был совершенно ненужный шаг, ведь существовал Архангельск. «Но он Петра не устраивал – там жили свободные русские люди, а не холуи московские, – замечает Буровский. – Ему нужны были слуги, рабски преданные государству и лично ему».

Прошлись историки и по гордости петровской «европеизации» – российскому флоту. Буровский с возмущением относится к указу Петра об уничтожении Холмогорского флота из 600 судов, который не соответствовал голландским стандартам. Историк и лауреат Анциферовской премии Евгений Анисимов и вовсе замечает, что военные корабли, построенные Петром, «были весьма разнотипны, строились из сырого леса (и потому оказались недолговечны), плохо маневрировали, экипажи были слабо подготовлены».

Безнадежно отстали

Теория развитой Европы и варварской Московии наиболее популярна при оценке петровских реформ. Согласно этой точке зрения, Россия конца XVII столетия – это огромные незаселенные пространства с практически полным отсутствием сообщения и промышленности. Страна, ориентирующаяся исключительно на аграрный сектор, без надлежащих реформ имела мизерные шансы встать вровень с европейскими государствами, – считают эксперты.

По мнению историков, Петру, чтобы преодолеть полную экономическую отсталость и сопротивление населения такой огромной страны как России, потребовались радикальные преобразования, побочным эффектом которых стали многочисленные человеческие жертвы и заметное снижение уровня жизни.

Писатель Михаил Веллер пишет: «Если бы Пётр своими ужасными, волюнтаристскими, самодержавными методами не начал бы пытаться вернуть Россию на тот путь, с которого она сошла в ХIII веке, став вассалом Золотой Орды, то к ХХ веку наша страна была бы подобна Китаю 1900 года. А Китай, напомню, тогда являл собой печальное зрелище: распавшийся, бессильный, отсталый, его рвали на части европейские державы».

Впрочем, ряд российских экономистов считают, что Петр отбросил Россию назад. С их точки зренияоснованная на рабском, крепостном труде петровская промышленность обусловила позднейшее отставание России в XVIII–ХIX веках.

Так или иначе, Петр, перешагнув один раз порог Немецкой слободы, на всю жизнь заболел идей европейского пути России. Знакомясь с разными людьми, с тенденциями и новшествами Европы, удовлетворяя свое любопытство, он был обречен встряхнуть находившуюся в полудреме Русь. Именно там он понял, что без науки, которая в России фактически отсутствовала, страна обречена прозябать на задворках Европы.

По мнению Михаила Веллера, Петр не просто внимательно изучал европейский опыт, он принципиально ориентировался на протестантские страны – Данию, Германию, Голландию, Англию, которые сумели поставить религию на службу интересам государства.

Быть конкурентными

В условиях, когда Россию окружали сильные противники – Польша, Швеция, Турция, Персия, Крымское ханство, многочисленные кочевники Востока, страна нуждалась в мощной боеспособной армии. Да, в победоносной русско-польской войне (1654-1667 гг.) российская армия заставила с собой считаться, но на рубеже XVII-XVIII веков ее конкурентоспособность стала снижаться.

Публицист Валентин Жаронкин пишет, что в стране попросту не было средств, чтобы содержать регулярную армию. Россия испытывала дефицит практически во всем: в элементарных военных, юридических, технических знаниях, в инженерных кадрах, квалифицированных военачальниках, современном вооружении.

В 1630-х годах уже была попытка создать регулярную армию по западным образцам, однако оказалось некому воплотить эту идею в жизнь. Даже во второй половине XVII века русские регулярные полки учились по устаревшим западным уставам – где, к примеру, процесс заряжания мушкета был разбит на целых 94 приема. На Западе в это время такой же мушкет учили заряжать в 12 «темпов». По свидетельству русского изобретателя Ивана Посошкова, в бою русские солдаты больше надеялись на бердыш.

На западе мысль об экономической и военной отсталости России висела в воздухе. Даже такой далекий от политики человек, как немецкий ученый Иоганн Готфрид Лейбниц в 1670 году заметил, что будущее России – это стать колонией Швеции.

Петр, часто общавшийся с иностранными послами, все это прекрасно знал, и поэтому реорганизация армии для него стала самой насущной потребностью. И начал он свои военные реформы с того, что значительно увеличил расходы на содержание вооруженных сил. Если его предшественник Федор Алексеевич тратил из казны 46% на военные нужды, то при Петре расходы возросли до 80%. Петр готовился к затяжным войнам. Неслучайно из 43 лет петровского царствования 26 пришлись на войны с Турцией и Швецией.

Царь не настоящий

Дмитрий Мережковский в своей работе «Антихрист» одним из первых выдвинул версию о подложном царе, обратив внимание, что после возвращения из «земель немецких» у Петра полностью изменились внешность и характер.

Среди сторонников теории о подмене царя во время «Великого посольства» были публицист Николай Левашов, кандидат физико-математических наук Сергей Салль, ее выдвигали соавторы «Новой хронологии» Анатолий Фоменко и Глеб Носовский.

Согласно наиболее популярной версии, подмена Петра была организована некими влиятельными силами в Европе с целью ослабления России. В качестве доказательств приводится не только различие портретов Петра до поездки и после, но и отсутствие в составе вернувшейся делегации тех, кто отправился с царем в поездку, за исключением Меншикова.

Конспирологи утверждают, что приехавший в Россию царь плохо говорил по-русски и ненавидел все русское. Если до поездки Петр ставил целью расширение России в сторону Черного и Средиземного морей, то по возвращении его стало интересовать только Балтийское побережье.

По мнению сторонников конспирологической версии, все это делалась для того, чтобы руками России сокрушить набирающую мощь Швецию. В этом якобы были заинтересованы Польша, Дания и Саксония не имеющие возможность противостоять Карлу XII.

Исследователь Евгений Байда организатором подмены Петра называет французское правительство. Перенаправив интересы России на север, они отводили угрозу от Турции, союзника Франции. Однако, согласно Байде, первоначально заговорщики не пытались убить Петра, намереваясь использовать его в качестве объекта шантажа.

источник

«Новый порядок»: как Европа жила под Гитлером

Перекраивая карту Европы во время Второй мировой войны, немцы весьма избирательно подходили к ее населению. Если одних сразу отправляли в концлагеря, то другим до поры до времени позволяли наслаждаться жизнью.

«Новый порядок»

Уже в первые недели оккупации Европы нацисты стали устанавливать в ней «Новый порядок», который предусматривал различные формы зависимости: от вассальной (Венгрия или Румыния) – до открытой аннексии (части Польши и Чехословакии). В конечном итоге политические и географические границы Европы должны были раствориться в Великой Германии, а некоторые народы – стерты с лица земли.

Нацистский вариант Евросоюза предусматривал различные отношения к порабощенным странам. Это объяснялось их «этнической чистотой», культурным уровнем и степенью сопротивления, оказанной оккупационным властям. При таких условиях преимущественно славянское население Восточной Европы заметно проигрывало западным соседям.

«Новый порядок»: как Европа жила под Гитлером

Если, к примеру, не аннексированные территории Польши были объявлены немецким «генерал-губернаторством», то Южная Франция самоуправлялась коллаборационистским режимом «Виши». Однако далеко не всегда в Западной Европе нацистский режим имел успех. В Голландии и Бельгии германская агентура оказалась слишком слаба, а поэтому немецкие ставленники Муссерт и Дегрель у населения популярностью не пользовались.

В Норвегии по статистике только 10% жителей поддерживали оккупационные власти. Возможно, именно из-за упорства скандинавов рейх создал специальную программу по «улучшению генофонда», в рамках которой несколько тысяч норвежских женщин родили детей от немецких солдат.

Европа без войны

«Новый порядок»: как Европа жила под Гитлером

Если западные территории СССР превратились в сплошное поле боя, то жизнь значительной части Европы мало чем отличалась от мирного времени. В европейских городах работали кафе, музеи, театры, увеселительные заведения, люди ходили за покупками и отдыхали в парках. Единственно, что бросалось в глаза это присутствие германских военнослужащих и вывески на немецком языке.

Особенно в этом плане был показателен Париж, который немцы ценили из-за возможности спокойного отдыха и веселого досуга.

«Новый порядок»: как Европа жила под Гитлером

По Риволи щеголяли модницы, а кабаре без выходных развлекали местную и заезжую публику. Более сотни парижских заведений были специально открыты для обслуживания солдат вермахта. «Я никогда не была так счастлива», – признавалась хозяйка одного из борделей.

В целом немецкая политика во Франции была гибкой и поощряющей. Интеллектуальной и творческой элите здесь давался простор для деятельности, определенные поблажки предусматривались для различных французских учреждений. Так, если из других стран немцы в огромном количестве вывозили ценности и антиквариат, то, к примеру, Лувр оставлял за собой право запрещать вывоз любого произведения искусств в Германию.

«Новый порядок»: как Европа жила под Гитлером

Без всяких ограничений работала французская киноиндустрия. За годы оккупации во Франции было выпущено 240 полнометражных и 400 документальных фильмов, а также много мультипликационных лет, что превзошло продукцию самой Германии. Заметим, что именно во время войны расцвел талант будущих звезд мирового кино – Жана Маре и Жерара Филиппа.

«Новый порядок»: как Европа жила под Гитлером

Были, конечно, определенные трудности, связанные с военным временем. К примеру, многим парижанам за маслом и молоком приходилось ездить в деревни, часть продовольственных товаров выдавалась по талонам, а некоторые рестораны обслуживали только немцев, также был введен запрет на свободную продажу радиоприемников. Впрочем, эти ограничения не шли ни в какое сравнение с жизнью в большинстве городов Восточной Европы.

Рабочие будни

Европа как сырьевой придаток Германии работала в полную силу с первых дней войны – практически все ее ресурсы были переключены на поддержание мощи Третьего рейха и на обеспечение тыловой базы в противостоянии с СССР. Австрия давала железную руду, Польша – уголь, Румыния – нефть, Венгрия – бокситы и серный колчедан, Италия – свинец и цинк.

Большую роль в этом играли и человеческие ресурсы. В одной из конфиденциальных записок немецкого должностного лица содержались требования «для большинства видов работ, являющихся простыми, второстепенными и примитивными» активно использовать «вспомогательные народы», преимущественно славянского происхождения.

«Новый порядок»: как Европа жила под Гитлером

Чтобы удовлетворять нужды вермахта во многих уголках Европы открываются филиалы немецких компаний – «Круппа», «Сименса», «ИГ Фарбениндастри», переориентируются местные заводы, такие как «Шнейдер-Крезо» во Франции. Однако если условия рабочих Западной Европы были вполне сносными, то их восточные коллеги трудились на износ, чтобы дать обещанные Гитлером прибыли, которых «не знала история».

Например, средняя продолжительность периода работы сотрудника на польском заводе «Бунаверк» не превышала двух месяцев: каждые три недели проводился осмотр рабочих, по итогам которого ослабевших и больных отправляли в крематорий, а их место занимали новые жертвы этого чудовищного конвейера смерти.

Гетто

«Новый порядок»: как Европа жила под Гитлером

Еврейские гетто это один из уникальных пластов жизни европейцев в годы фашистской оккупации и одновременно пример удивительной приспособляемости и выживаемости в исключительно неблагоприятных условиях. Лишив евреев не только всех ценностей и сбережений, но и минимальных средств к существованию, немецкие власти изолировали их в закрытых частях некоторых крупных европейских городов.

Собственно жизнью это трудно назвать. Евреев обычно селили по несколько семей в одну комнату – в среднем плотность населения в «расчищенных» под гетто кварталах в 5-6 раз превышала прежние показатели. Евреям здесь запрещалось практически все – вести торговлю, заниматься ремеслами, учиться и даже свободно передвигаться.

«Новый порядок»: как Европа жила под Гитлером

Тем не менее, через лазы в заборах подростки проникали в город и добывали столь необходимые жителям «карантинной зоны» еду и лекарства.

Самым крупным гетто стало Варшавское, где проживало не менее полумиллиона человек. Его жители, несмотря на запреты, ухитрялись не только выживать, но и получать образование, вести культурную жизнь и даже устраивать досуг.

Именно Варшавское гетто оказалось очагом самого крупного антифашистского сопротивления в Польше. Немецкие власти на подавление восстания варшавских евреев затратили едва ли не больше усилий, чем на захват самой Польши.

Концентрационные лагеря

В оккупированных странах по немецкому образцу новые власти создали сеть концентрационных лагерей, количество которых, учитывая современные данные, превышало 14 000 пунктов. Здесь в невыносимых условиях содержалось около 18 млн. человек, из которых 11 млн. было уничтожено.

«Новый порядок»: как Европа жила под Гитлером

Для примера возьмем Саласпилсский лагерь (Латвия). Заключенные ютились по 500-800 человек в тесных бараках, их суточный рацион состоял из 300-граммового кусочка хлеба, смешанного с опилками и чашки супа из овощных отходов. Рабочий день обычно длился не менее 14 часов.

Но немцы создавали и образцово-показательные лагеря, которые должны были явить миру германскую «прогрессивность и гуманность». Таким был чешский «Терезиенштадт». В лагере в основном содержалась европейская интеллигенция – врачи, ученые, музыканты, художники.

Для некоторых заключенных создавали семейные бараки. На территории лагеря функционировали молельные дома, работали библиотеки и театры, проводились выставки и концерты. Однако судьба многих жителей «Терезиенштадта» оказалась печальна – их жизнь закончилась в газовых камерах Освенцима.

источник

Каготы: тайны самого презренного народа Европы

Каготы – племя, обитавшее в Западной Европе, преимущественно во Франции и Испании. Представителей этого племени долгое время всячески притесняли: каготы не имели права вступать в брак с «обычными» гражданами, ходить босиком и даже прикасаться к перилам. Их считали умственно отсталыми, больными проказой и колдунами. Однако все, чем каготы отличались от других, – это отсутствием мочек ушей.

Странный народ

Первые упоминания о каготах появились после XI века. По поводу происхождения самого слова «кагот» до сих пор ведутся оживленные споры. Одни предполагают, что оно берет свои истоки от бретонского kakouz – «прокаженный», другие – что от окситанского cago – «дерьмо», третьи говорят о происхождении каготов от вестготов, а потому и сам термин считают производным от canis gothus – «готская собака».

Точных описаний внешности представителей этой народности нет. В одних источниках они упоминаются как люди с каштановыми волосами и карими глазами, в других предстают голубоглазыми блондинами. Однако всюду говорится об уродствах каготов: в основном это отсутствие мочек ушей, так называемая круглоухость.

В некоторых литературных произведениях того времени каготы часто упоминаются как самая бесправная общность. Так, Франсуа Рабле в своем романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» указывает на надпись на двери Телемского аббатства, которая запрещает вход «лицемерам, фанатикам и каготам».

Везде и всегда каготы обязаны были носить на одежде гусиную (или утиную) лапку, чтобы окружающие сразу узнавали в них представителей отверженной расы.

Что каготам было запрещено

В церкви для каготов существовал отдельный вход с низкой дверью, чтобы изгои, всякий раз входя в храм, сознавали свое бесправное положение. Внутри представители племени сидели отдельно от остальных прихожан за перегородкой. Да и кропильница со святой водой у каготов была своя. Если кто-то из отверженных прикасался к воде в общей кропильнице, ему отрубали руку. Причастие каготам священник подавал на палке.

Каготы не имели права заниматься сельским хозяйством и животноводством, им запрещалось ходить босиком и прикасаться к перилам мостов, они не могли купаться в том же месте, где купаются «нормальные» люди. Хоронили каготов на отдельном кладбище.

Каготы занимались лишь теми ремеслами, которые были связаны со смертью. Они работали могильщиками, гробовщиками, палачами, а также плотничали и плели веревки. Последние две специальности в те времена тоже ассоциировались со смертью: плотник сооружал виселицы, да и веревки, в первую очередь, тоже ассоциировались с казнью.

Беспрепятственно каготы могли только ловить рыбу. Считалось, что проказа через рыбу не передается. Представители этого странного племени, как ни удивительно, прослыли отличными хирургами и акушерами. Здесь их европейцы отчего-то не чурались.

В чиновничьих кабинетах имелись списки всех местных каготов. Если напротив имени стояла пометка «плотник», значит, его обладатель являлся каготом.

Равные права со всеми каготы получили только после Великой французской революции 1789 года.

Однако суеверия, касающиеся каготов, живы в людях до сих пор. Может, именно поэтому каготы не любят афишировать самих себя. Ни один представитель племени не скажет вам: «Я – кагот». Этим словом их окрестили жители Европы, а не они сами. Да и в современном французском языке слово «кагот» — это оскорбление.

источник

Когда в Европе мусульман станет больше чем христиан

С каждым годом потоки переселенцев из исламских стран все больше захлестывают Европу. Эксперты бьют тревогу: недалек тот день, когда мусульманское большинство будет устанавливать в Европе свои порядки.

Столкновение неизбежно

Конфронтация христиан и мусульман берет начало в VIII веке, когда Европа впервые столкнулась с арабским вторжением. К XV веку арабы были полностью вытеснены из Южной Европы, однако на их место пришла Османская империя, которая покончила с колыбелью восточного христианства Византией.

Новая волна, уже мирной, экспансии ислама в Европу пришла в XIX-XX веках в результате активной колониальной политики европейских стран в мусульманских регионах. Итогом этого процесса стала массовая политическая и экономическая миграция из стран третьего мира, которая в начале XXI века приобрела катастрофические масштабы.

Сегодня в Европе сложилась следующая картина миграционных потоков: французские и испанские мусульмане в подавляющем большинстве — выходцы из арабского Магриба (Алжир, Тунис, Марокко); немецкие, голландские, австрийские и датские мусульмане — в основном потомки турецких иммигрантов; предки значительной части английских мусульман родом из Британской Индии.

По мере увеличения мусульманского населения Европы растет конфликтный потенциал, который в первую очередь, сталкивает исламский и христианский миры. «Ислам — это единственная цивилизация, которая ставила под вопрос судьбу Запада», – писал американский социолог Самюэль Хантингтон. Цивилизационные различия двух религий, двух культур столь велики, что делают слова американского ученого актуальными и в долгосрочной перспективе.

Меняющаяся Франция

Мусульманская община Франции на сегодняшний день является крупнейшей в Европе. Сколько мусульман проживает во Франции? На этот простой вопрос не так легко ответить. Как ни странно, это один из самых оберегаемых секретов страны. Причина сокрытия официальной статистки может быть связана с тем, что французские власти толерантно отказываются признавать связь между мусульманским населением и террором.

Впрочем, цифры говорят, что в Марселе – втором по величине городе Франции — из 850 000 жителей 220 000 — мусульмане (по неофициальной статистке, их не менее 40%). А ведь именно Марсель считается самым небезопасным городом Европы.

По данным CSA – структуры, проводящей опросы на основе религиозной принадлежности, — во Франции — 6% мусульман. Неофициальные источники называют совершенно другую цифру: 13-15%. Это значит, что в 60-миллионной Франции может проживать не менее 9 миллионов мусульман.

А вот какие данные в начале 2016 года опубликовал журнал l’Obs («Новый обозреватель»). Согласно результатам объемного научного исследования, проведенного среди французских школьников, христианами назвали себя 33,2%, мусульманами – 25,5%. Пройдет 10-15 лет, и вполне возможно, такие цифры будут отражать общее соотношение христиан и мусульман страны.

Франция незаметно для себя все больше исламизируется. В 1989 году в Париже две мусульманские школьницы наотрез отказались сменить хиджабы на светскую форму, как того требовал устав учебного заведения, а теперь тысячи их последовательниц готовы отказаться от светского обучения вообще. По данным Французского национального союза книжных магазинов, в первом квартале 2015 года объем продаж книг об исламе увеличился втрое по сравнению с аналогичным периодом 2014 года.

Похожие тенденции затрагивают и французскую политику. Израильский востоковед Гай Бехор считает, что «все идет к тому, что до 2020 года мусульмане возглавят мэрии большого количества французских городов». По оценкам европейских специалистов, при сохранении нынешних темпов прироста мусульманского населения примерно лет через 30-40 Франция может стать исламской республикой.

Пугающие цифры

Статистика демографии исламского населения в остальной Европе немногим отличается от ситуации во Франции. Вторая по численности мусульман европейская страна – Германия. Здесь зафиксировано около 4 миллионов адептов ислама (общая численность населения — свыше 82 миллионов), большая часть из которых — сунниты. Однако эта цифра стремительно растет из-за беженцев с охваченного войной Ближнего Востока.

Третье место досталось Великобритании. Здесь среди 65-миллонного населения проживают около 3 миллионов мусульман. Больше всего их в Англии и Уэльсе и практически нет в Шотландии и Северной Ирландии. Важно отметить, что «мусульманскую статистику» улучшают и автохтонные жители Королевства. Так, в 2011 году около 5,2 тысячи британцев приняли ислам, и эта цифра с каждым годом растет.

«Пятерку» рейтинга самых исламизированных стран Европы замыкают Италия и Испания. В первой проживают около 1,5 миллиона приверженцев ислама, во второй – приблизительно миллион. Заметно меньше их в Австрии и Швеции – до полумиллиона человек.

Скорость прироста исламского населения Европы можно проследить на примере Нидерландов. В 1960 году число мусульман там не превышало 1400 человек, в 1992 году оно пугающе выросло до 484 тысяч, а к 2004 году достигло 994 тысяч.

Общая статистика свидетельствует, что за последние 20 лет количество мусульман в Европе выросло на 50%. Практически все эксперты убеждены, что нынешние темпы исламизации Европы уже в ближайшем будущем способны повлиять на процесс выбора политических элит, ведь зачастую достаточно слаженного голосования мусульман, составляющих 30-40% от общего числа избирателей, чтобы обеспечить победу своей кандидатуры. Так, мусульманский мэр ожидается в Амстердаме, Брюсселе Мальмё, Бирмингеме, Лутоне, Барселоне, Марселе. А в Лондоне это уже случилось – с мая 2016 года мэром британской столицы является выходец из Пакистана Садик Хан.

Отдаленные перспективы

На 2010 год христианство с большим отрывом опережало ислам в рейтинге крупнейших религий мира – 2,2 миллиарда против 1,6 миллиарда (31% и 23% от общего населения). Эксперты ожидают, что к 2050 году темпы прироста мусульман увеличатся на 73%, в то время как для христиан эта цифра не превысит 35%.

Высокие темпы роста мусульманского населения обеспечивает рождаемость — в среднем 3,1 ребенка на каждую женщину, что гораздо выше уровня воспроизводства минимально необходимого для поддержания стабильной популяции (2,1). Христиане по этим показателям отстают – 2,7 ребенка на одну женщину.

Футурологи говорят, что в ближайшие десятилетия христиане должны остаться крупнейшей религиозной группой. Но уже к 2050 году, согласно прогнозам Pew Research Center, число мусульман (2,8 миллиарда или 30% населения) будет почти равно числу христиан (2,9 миллиарда или 31%).

По Европе ситуация прогнозируется иная. По мнению демографов, работавших в рамках проекта Pew Forum of Religion and Public, численность мусульманского населения Европы к 2030 составит около 9%. Организация Mapping the Global Muslim Population называет меньшую цифру – 8%. К середине нынешнего столетия большинство экспертов предполагает, что показатель европейских адептов ислама не превысит 10% от всего населения Старого Света.

По мнению футурологов, после 2050 года темпы роста мусульманского населения замедлятся, но это не помешает им к 2100 году превысить количество христиан на планете примерно на 1% (35% против 34%). В Европе к этому времени читать Коран будет каждый четвертый житель. Что же касается преобладания мусульманского населения над христианским в Старом Свете, то его следует ожидать не раньше середины XXII столетия. По мнению ученых, спор двух религиозных групп будет серьезно коррелировать категория европейцев, не исповедующих никакую религию, которая к 2050 году увеличится на 26%.

Прогнозы утешительные и не очень

Теракты в Великобритании, Франции и Бельгии уже послужили поводом для мрачных прогнозов о том, что «Европа станет колонией своих бывших колоний». В свете происходящих событий всплыло предсказание, приписываемое Ванге, которая будто бы утверждала, что к 2043 году Европа станет мусульманской.

Профессор Калифорнийского университета Чалмер Джонсон еще в 2000 году в книге «Отдача» предупреждал, что в ближайшие 50 лет Запад будут пожинать плоды своей агрессивной политики, проводимой в странах Африки и Азии. Эти же опасения высказывал французский писатель Мишель Уэльбек в своей антиутопии «Покорность». В футуристическом прогнозе автора «французская элита отдается исламу после того, как во Франции к власти приходит мусульманская партия».

Неутешительные пророчества – естественная реакция на столь быструю исламизацию Европы и попытки мусульман диктовать свои права. Так, один из лидеров исламских радикалов в Англии Камил Сиддики в своем «Манифесте» призвал мусульман не соблюдать британские законы, которые идут вразрез с исламом, и придать британским мусульманам статус автономного сообщества.

Для политолога Гая Бехора увеличение числа мусульман в Европе и растущая радикализация — взаимосвязанные процессы. «Интеграция мусульман невелика, поскольку коренное население уже не слишком симпатизирует им. Поэтому второе поколение мусульман становится, как правило, агрессивнее и радикальнее своих родителей-иммигрантов», – отмечает израильтянин.

Известная итальянская журналистка и писательница Ориана Фаллачи уверена, что Европа находится в смертельной опасности: «она переполнена исламистами, и каждый день все более сдавливается безжалостными руками фанатичных сторонников Аллаха». Единственный способ решения проблемы, по мнению журналистки, – борьба с исламом.

Впрочем, не все эксперты столь пессимистичны. Журналист Евгений Пожидаев считает, что рост исламского анклава в Европе до геополитически угрожающих величин невозможен, и на то есть основания: во-первых, падение уровня рождаемости в некоторых исламских странах (например, в Алжире до 1,7 детей на одну женщину) не позволит поддерживать высокие темпы прироста мусульманского населения Европы; во-вторых, приток иммигрантов в Европу рано или поздно будет остановлен. Наконец, в-третьих, по словам Пожидаева, мусульмане — это экономически наиболее уязвимая группа. Они, конечно, будут генерировать вспышки недовольства в ответ на неизбежное крушение «государства всеобщего благоденствия», однако никаких шансов устроить подобие «исламской революции в отдельно взятом Лондоне у них нет».

Профессор социологии Брайан Грим также не разделяет опасения своих коллег в связи с исламизацией Европы. К примеру, «фантазии по поводу Еврабии» (геополитической единицы, объединяющей Европу и арабские страны) он прямо назвал беспочвенными.

Руководитель телерадиокомпании «Средненемецкое вещание» Удо Райтер как-то шокировал общественность предсказанием: «День немецкого единства в 2030 году: федеральный президент Мухаммед Мустафа призвал мусульман уважать права немецкого меньшинства». Европейским лидерам остается только надеяться, что слова немецкого журналиста так и останутся злой шуткой.

Как открытие Америки обогатило Европу

Открытие Америки коренным образом повлияло

на мировосприятие и быт Европы. В жизнь европейца вошли не только табак и картофель, но и новые болезни.

Новые горизонты

С того времени, как Вест-Индия была признана новым континентом, представления европейцев о географии земного шара сильно видоизменились. Помимо того, что обитаемый мир оказался необозримо огромным, Европа узнала о существовании других народов, чей жизненный уклад и ментальность были совершенно отличными от привычных европейских ценностей.

Перед тем как коренное население Америки оказалось «окультуренным» Европой, Старому и Новому Свету предстояло пережить конфликт двух цивилизаций, развивавшихся до тех пор в разных культурных и временных измерениях.

Расширение рынка

К концу XV столетия европейская торговля переживала серьезный упадок. Господство в Средиземном море генуэзских и венецианских купцов, захват турками Средней Азии и Балкан, а также восстановление монополии египетских султанов над Красным морем лишало Европу полноценного доступа к товарам с Востока.

Кроме этого, Европа испытывала дефицит в чеканной монете, которая через итальянских купцов в большом количестве уходила на Восток

Освоение Америки позволило получить новый источник поступления золота и серебра в Европу, а вместе с этим – разнообразных, невиданных до тех пор в Старом Свете товаров. В перспективе Американский континент стал обширным рынком сбыта для промышленных товаров из Европы.

Инфляция

Уже к середине XVI столетия избыток ввозимого из-за океана в Европу золота и серебра породил серьезное обесценивание денег. Объем находящихся в обращении монет вырос в 4 раза. Резкое падение стоимости золота и серебра привело к повышению цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию, которые к концу столетия выросли в три и более раз.

Инфляция имела и обратную сторону. Она способствовала укреплению позиций зарождавшейся буржуазии, росту ее доходов, а также увеличению числа мануфактурных рабочих. Это подготовило почву для бурного промышленного развития наиболее могущественных европейских стран.

Промышленная революция

Если Португалия и Испания при освоении американского рынка в первую очередь извлекали выгоду из торговли, то Англия, Франция и Нидерланды наращивали свои производственные мощности. Обменивая промышленные товары на заокеанское золото и серебро, буржуазия быстро увеличивала свои капиталы.

Англия, интенсивно развивая свой флот, потеснила конкурентов с морских путей, а к середине XVII столетия и вовсе установила полный контроль над колониями в Северной Америке. Из Нового Света в Англию завозилось сырье и сельскохозяйственная продукция, а в Америку поставлялись английские промышленные товары – от металлических пуговиц до рыболовецких судов.

Быстрый рост производства в конечном итоге послужил основой промышленной революции в Англии.

Смена экономического центра

Открытие Америки серьезно повлияло на перераспределение экономических сил в Европе. Вслед за перемещением главных торговых путей из Средиземноморья в Атлантику в страны атлантического побережья Европы переходит и центр экономической жизни.

Итальянские города-республики постепенно теряют былое могущество: на смену им приходят новые центры мировой торговли – Лиссабон, Севилья и Антверпен. Последний к середине XVI столетия занимает лидирующие позиции на торговом и финансовом рынке: там строятся ткацкие мануфактуры, сахарные заводы, пивоварни, возникают предприятия по обработке алмазов, открываются биржи. Население Антверпена к 1565 году превысило 100 тыс. жителей – внушительная цифра для Европы тех лет.

Колониализм и работорговля

Совсем немного времени прошло после того, как каравеллы Колумба пристали к берегам Нового Света, и уже крупнейшие морские державы приступили к колониальному переделу мира. Первой жертвой на длительном пути европейской экспансии стал остров Эспаньола (сейчас Гаити), объявленный испанцами своей собственностью.

Вместе с развитием хозяйственной жизни в Америке с новой силой заявила о себе работорговля. В Европе торговля рабами стала своего рода королевской привилегией, передающейся по наследству. По мере расширения географии деятельности торговых компаний Португалии, Испании, Франции и Англии увеличивались поставки на невольничьи рынки рабов, в первую очередь, с Африканского континента.

Новые культуры

Земли Америки стали сельскохозяйственной базой, откуда в Европу завозились неизвестные в Старом Свете культуры – какао, ваниль, бобы, тыква, маниока, авокадо, ананас. А некоторые экзотические культуры успешно прижились в Европе: без кабачков, подсолнечника, кукурузы, картофеля и помидоров мы уже не представляем наш рацион.

Однако настоящим завоевателем Европы оказался табак. Его стали выращивать в Испании, Франции, Швейцарии, Бельгии и Англии. Государственная власть очень быстро разглядела в новой культуре перспективу и монополизировала табачный рынок.

Любопытно, что Колумб был первым европейцем, попробовавшим табак, а первой жертвой табакокурения стал член его команды Родриго де Херес, причем жертвой политической. Католическая церковь инкриминировала пускающему изо рта клубы дыма Хересу связь с дьяволом и инициировала первую в истории антитабачную кампанию.

Вредитель

Когда Колумб впервые привез в Европу дикий картофель, его мелкие и водянистые клубни были малопригодны для употребления в пищу. Столетия селекционной работы сделали картофель съедобным: именно в таком виде он вернулся в Америку.

Но в Новом Свете картофель пришелся по вкусу не только колонистам, но и колорадскому жуку. Популяция некогда безобидного насекомого настолько выросла, что в границах Американского континента ему стало тесно.

В Европу вредитель добрался лишь в XX столетии, но за считанные десятилетия прочно обосновался на картофельных полях Старого Света, а в 1940 году попал и в СССР. Методы борьбы с колорадским жуком постоянно совершенствовались, но насекомое с удивительным постоянством вырабатывало к ним иммунитет.

Болезнь

Известно, что испанские конкистадоры наградили индейцев множеством болезней, с которыми организм аборигенов просто не мог справиться. Но и индейцы не остались в долгу. Вместе с кораблями Колумба в Европу проник сифилис.

Первая эпидемия сифилиса, охватившая Европу в 1495 году, уменьшила население Старого Света на 5 миллионов человек. Дальнейшее распространение экзотического заболевания принесло европейским народам бедствия, сравнимые с эпидемиями оспы, кори и чумы.

Модель многонационального общества

После того как европейцы ступили на земли Нового Света им пришлось учиться жить в многонациональном обществе: с одной стороны это соседство в новых условиях европейских народов – англичан, испанцев, французов, а с другой – взаимоотношения колонизаторов с коренными жителями Америки и, позднее, Африки.

Модель многонационального общества претерпела в Америке серьезные изменения, в значительной мере преодолев издержки расовой и религиозной нетерпимости. Европа с проблемами полиэтнического общества столкнулась позднее, но образцом для соседства столь непохожих друг на друга народов выступали страны обеих Америк, и, в первую очередь, Соединенные Штаты.

Когда-то европейцы заселяли Новый Свет в поисках богатств и лучшей жизни, спустя столетия уже Европа превратится в вожделенный рай для миллионов мигрантов.