LF

литература

Каких русских классиков почитают в воровском мире

У людей из блатного мира испокон века были свои пристрастия. Они всегда слушали свои песни, делали свои татуировки и придумывали свой собственный язык. Вот и с литературой у них сложились свои отношения.

На воле таким людям читать было часто некогда, зато в следственном изоляторе, в колонии или на поселении чтение становилось возможностью сбежать от реальности, расширить границы существования. Препятствовать этому могли только два фактора: скудный ассортимент в местной библиотеке, который частенько ограничивался начальством из соображений безопасности и леность некоторых библиотекарей, которые не всегда приносили арестанту то, что нужно.

И раньше, и сейчас чаще всего в блатном мире читают газеты и журналы, книги по праву, своды законов. Очень часто – религиозную литературу: Библию и Коран. Но и классика давно и прочно заняла свое место в душах блатарей.

Есенин

Особым почтением в блатной среде всегда пользовался Сергей Есенин. Более того, это почти единственный поэт-классик, который стал популярен, благодаря воспеванию хулиганской романтики. Его популярность в уголовной среде резко выросла через несколько лет после его смерти, и в годы после войны достигла расцвета. Некоторые блатари называли себя детьми Есенина, стараясь примазаться к его славе.

Воровскому сердцу были милы «Я московский озорной гуляка», «Письмо матери», «Сыпь, гармоника…», «Снова пьют здесь, дерутся и плачут», ценилась поэма «Черный человек». Вызов, протест, тоска, воспевание кутежей и разврата, слезливость по отношению к животным и к своей матери, презрение к другим женщинам, как к существам никчемным, низшим, – все это вызывало отклик к душе обитателей воровского мира.

Булгаков

Среди прозаиков лидирует Булгаков с его романом «Мастер и Маргарита», что легко объясняется мистикой присутствующей в произведении произведения. Особенно Булгакова любят женщины – за любовный сюжет.

Достоевский

Еще один классик мировой литературы. пользующийся низменным спросом в блатном мире — это Достоевский. Его романы читают запоем. Особым успехом пользуются романы «Братья Карамазовы», «Преступление и наказание».«Униженные и оскорбленные». Лингвитсы считают, что Достоевский помогает преступникам ответить на два важных вопроса: «Почему я здесь?» и «Что мне делать дальше?» Есть еще один нюанс, который делает Достоевского читаемым автором – это утверждение веры в доброе, сильное начало в самом человеке, в его природе.

Толстой

Сочинения Льва Толстого пользовались заслуженной популярностью в воровском мире. Это было даже на Колыме, во времена репрессий. Известный писатель Варлам Шаламов вспоминал, как однажды блатари переделали роман «Анна Каренина», выбросив из него сюжет про Левина и Кити, и оставив лишь ревнивого мужа, роман Анны с Вронским и ее самоубийство.

Толстого читают до сих пор: «Воскресенье», «Война и мир», «Смерть Ивана Ильича» дают людям повод поразмыслить о своем месте в этом мире пофилософствовать. В некоторых российских колониях для несовершеннолетних чтение Толстого делают обязательным. Считают, что это положительно сказывается на поведении подростков.

Шукшин

Особенный отклик в душе блатарей находят произведения классика советской литературы Василия Шукшина. Недаром музыкальный конкурс «Калина красная» распространился по всем регионам России и стал известен всем. В блатном мире читают, в основном, его повести и рассказы. Иногда популярность Шукшина в местах не столь отдаленных принимает такие масштабы, что многие, не знакомые с биографией писателя искренне считают, что он и сам сидел. В некоторых колониях на родине писателя устраивают конкурсы его портретов и ставят ему памятники.

Пикуль

Валентин Пикуль в уголовной среде давно стал одним из самых любимых авторов . Его романы «Моонзунд», «Реквием каравану PQ-17», «Каждому свое», «Океанский патруль» и другие сыскали заслуженную славу. Возможно, его популярность объясняется еще и тем, что тиражи в советское время были большие, и книги Пикуля были практически в каждой советской семье и уж точно — в каждой библиотеке, даже в тюремной.

Конечно, блатные читают не только русских классиков, они читают Джека Лондона, романы Диккенса и Вальтера Скотта, популярностью пользуется Виктор Гюго с романом,«Жан Вольжан», очевидно, потому, что автор сам имел неприятности с законом. Запоем глотают романы Дюма. Мужчины читают «Графа Монте Кристо», а женщины роняют слезы над «Королевой Марго». Исключительной любовью у арестантов попроще пользуется американский писатель О`Генри. Благодаря небольшому объему его рассказов, острым, забавным сюжетам и простому, доступному для большинства языку, его книги пользуются популярностью.

Разумеется, в уголовном мире есть своя элита, свои интеллектуалы. Они читают и «Сто лет одиночества» Габриэля Маркеса. и «Теллурию» Сорокина, поэзию Бродского, Маяковского и даже «Время second-hand» Алексиевич. Но таких мало.

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

И что может быть лучше зимой, чем баночка варенья, хранящая в себе все запахи и краски лета! Наша любовь к варенью не знает границ: “Что делать?” — спросил нетерпеливый петербургский юноша. — “Как что делать: если это лето — чистить ягоды и варить варенье; если зима — пить с этим вареньем чай”. (В. Розанов, 1918 г.)

Варенье для Пушкина

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Большим любителем варенья был Александр Сергеевич Пушкин. Он ел его много и с таким удовольствием, что даже равнодушные к этому лакомству друзья тоже начинали с аппетитом его уплетать. Самым любимым вареньем Пушкина было крыжовенное, которое называли также берсеневое, в честь сада на знаменитой Берсеневской набережной, который его владелец огородил живой изгородью из колючих кустов крыжовника. 

Это варенье готовилось в муравлёном (покрытом глазурью) горшке, из недозрелых ягод крыжовника, переложенных рядами вишнёвых листьев и залитых крепкою водкою. Собирать ягоды для варенья следовало лишь между 10 и 15 июля, а сам процесс варки был очень сложным, Анна Родионовна умудрилась довести его до такого совершенства, что воспроизвести его будет сложно даже опытной хозяйке.

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Варенье из крыжовника

Рецепт этого варенья описан в книге Гейченко С. С. «У Лукоморья» и выглядит так:

«Очищенный от семечек, сполосканный, зеленый, неспелый крыжовник сложить в муравленный горшок, перекладывая рядами вишневыми листьями и немного щавелем и шпинатом. Залить водкою, закрыть крышкою, обмазать оную тестом, вставить на несколько часов в печь, столь жаркую, как она бывает после вынутия их нее хлеба. На другой день вынуть крыжовник, всыпать в холодную воду со льдом, через час перемешать воду и один раз с ней вскипятить, потом второй раз, потом третий, потом опять положить ягоды в холодную воду со льдом, которую перемешивать несколько раз, каждый раз держа в ней ягоды по четверти часа, потом откинуть ягоды на решето, потом разложить ягоды на скатерть льняную, а когда обсохнет, свесить на безмене, на каждый фунт ягод взять два фунта сахара и один стакан воды. Сварить сироп из трех четвертей сахара, прокипятить, снять пену и в сей горячий сироп всыпать ягоды, поставить кипятиться, а как станет кипеть осыпать остальным сахаром и разов три вскипятить ключом, а потом держать на легком огне, пробуя на вкус. После всего сложить варенье в банки, завернуть их вощеной бумагой, а сверху пузырем и обвязать». 

Утомительно, долго, но, как говаривал сам Пушкин, «Варенье сие почитается отличным и самым наилучшим из деревенских припасов». Александр Сергеевич мог есть такое варенье вазочками. На его рабочем столе во время работы всегда стояли кувшин с холодной водой и любимое варенье.

Варенье для Тургенева

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

И.С. Тургенев

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Имение Тургеневых Спасское-Лутовиново

С детства обожал крыжовниковое варенье и Иван Сергеевич Тургенев. Именно его он упоминает в своем знаменитом романе «Отцы и дети»: «… на окнах банки с прошлогодним вареньем, тщательно завязанные, сквозили зелёным светом; на бумажных их крышках сама Фенечка написала крупными буквами: «кружовник»; Николай Петрович любил особенно это варенье». Но это было в детстве. А с возрастом он полюбил варенье из луговой клубники. 

Его матушка, Варвара Петровна, выращивала целые поля махровых роз, и в больших количествах заготавливала из их лепестков гуляфную (розовую) воду, на которой и варили варенье.

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Розовая вода

Рецепт 1827 года варенья из клубники выглядит так:

«Возьми фунтъ сахару, разведи его пополамъ с отварною и гуляфною водою, и поставя на жаръ, свари изъ него сыроп, и какъ уварится въ надлежащую густоту, то положи въ него фунтъ клубники, и на легкомъ жару оную кипяти; но должно смотреть, чтоб клубника не развалилась, ибо она слабее всякой ягоды к варенью, почему и должно оную менее другихъ ягодъ въ сыропе варить».

Возьми фунт сахару, разведи его пополам с отварною и гуляфною водою, и поставя на жар, свари из него сироп. И как уварится в надлежащую густоту, то положи в него фунт клубники и на легком жару оную кипяти; но должно смотреть, чтоб клубника не развалилась, ибо она слабее всякой ягоды к варенью, почему и должно оную менее других ягод в сиропе варить.»

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Варенье из луговой клубники. Сварено в наши дни по старинному рецепту

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

В Спасском-Лутовинове во время Тургеневского праздника

Варенье для А.Н. Островского

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Александр Николаевич Островский. 1879 год.

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Усадьба в Щелыково

А.Н. Островский тоже очень любил варенье из крыжовника. Рецепт 1809 года этого фирменного варенья Островских хранится в архиве дома-музея писателя в Щелыково Костромской области. Главным его секретом является отвар из листьев вишни.

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Варенье из крыжовника

Рецепт 200-летней давности крыжовенного варенья, найденный в усадьбе Александра Островского:

Ингредиенты: 5 фунтов очищенных ягод; 10 фунтов сахару; 3 стакана воды; 50 листьев вишневого дерева; сок и цедра с лимона.

Взять крупного зеленого неспелого крыжовника. Ощипать ягоды от хвостиков и промыть в студеной воде. Надрезать каждую и вынуть семечки, сполоснуть, ссыпать на решето, когда обсохнут, свесить.

Отобрать свежие здоровые листья вишни, вымыть их проточной водичкой, потом обсушить хорошенько. Кастрюльку налить водою, наполнить теми листьями, вскипятить раза два-три и отставить стынуть. После сцедить, удалив листья из отвара.

В таз для варки варенья влить вишневый отвар сколь надобно, всыпать сахару и варить на полном жару, а как закипит, снимать пенку и варить на легком огне недолго. Проварив сироп, осторожно всыпать обсохшие ягоды, положить можно ещё несколько листиков вишни и варить, как обыкновенно, сперва на сильном, а после доваривать на самом легком огне, снимая сверху пенки и не мешая ягоды ложкою, а только потряхивая таз. Время от времени снимать тазик, как для собирания пенки, так и для того, чтобы варенье отдыхало.

Для лучшего вкусу, когда варенье почти готово, положить мелко искрошенной лимонной цедры, облить ровно соком из лимона. Лимон придаст памятную кислоту и аромат, чего не имеет зеленая ягода крыжовника. В сироп не мешает положить кусочек ванили..» 

Варенье для Л.Н. Толстого

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Л.Н. Толстой

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Имение Льва Толстого Ясная Поляна

Очень любил сладкое и Лев Николаевич Толстой. Варенье в их доме не переводилось, и в основном все оно было «яснополянское». 

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Л.Н. Толстой в своем имении

Всем хозяйством и кухней в имении заведовала сама графиня Софья Андреевна. Широко известна поваренная книга, в которую она записывала лучшие рецепты.

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Поваренная книга Софьи Андреевны

Вот рецепт клубничного варенья от Софьи Андреевны: 

полтора килограмма сахара на килограмм свежей спелой клубники плюс триста миллиграммов розовой воды. Сварить сахарный сироп, а потом горячим сиропом залить ягоды. Поставить на огонь, довести до кипения, после чего варенье убрать с огня. Эту операцию проделать четыре раза. Варенье, пока оно ещё горячее, разлить по банкам, закрыть плотной крышкой и перевернуть горлышком вниз.

Лев Толстой, хотя сам и не вникал в хозяйственные хлопоты, но все тонкости процесса варки варенья знал не понаслышке, о чем свидетельствует эпизод из «Анны Карениной».

« …нынче там варилось варенье по новой для Агафьи Михайловны методе, без прибавления воды. Кити вводила эту новую методу, употреб¬ляв¬шу¬юся у них дома. « …нынче там варилось варенье по новой для Агафьи Михайловны методе, без прибавления воды. Кити вводила эту новую методу, употреблявшуюся у них дома. Агафья Михайловна, которой прежде было поручено это дело, считая, что то, что делалось в доме Левиных, не могло быть дурно, все-таки налила воды в клубнику и землянику, утверждая, что это невозможно иначе; она была уличена в этом, и теперь варилась малина при всех, и Агафья Михайловна должна была быть приведена к убеждению, что и без воды варенье выйдет хорошо”.

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Лев Николаевич Толстой с Софьей Андреевной

Варенье для Чехова

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Чехов в Мелихове с таксой Хиной. 1897 г

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Дом семьи Чеховых в усадьбе Мелихово

Очень любили в семье Чеховых чаепития в своей усадьбе «Мелихово», на которых мать писателя, Евгения Яковлевна, всегда с гордостью выставляла «свое» варенье. В их семье также имелась своя поваренная книга с рецептами, записи в которой делал отец, Павел Егорович. Из нее и взят рецепт любимого в семье варенья из яблок с корицей.

Взять сладкие яблоки, очистить их от кожицы, разрезать каждое пополам, вырезать семечки, бросая яблоки тотчас же в холодную воду. Вскипятить отдельно воду с куском корицы, опустить яблоки, дать им вскипать 2 раза, откинуть на решето, остудить. Прокипятить сироп из 1 1/2 или 2 фунтов сахара и 4 стаканов воды на 1 фунт яблок, опустить яблоки, варить на малом огне, пока не сделаются прозрачными, но чтобы не разварились; тогда вынуть их, сложить в банку, сироп же уварить до надлежащей густоты, остудить, залить яблоки. 

Варенье для А. Блока

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

А.А.Блок с собакой Дианкой на ступенях крыльца шахматовского дома. Слева направо: А.А.Кублицкая-Пиоттух (мать поэта), А.Н.Бекетов, Н.Н.Бекетов, Е.Г.Бекетова, М.А.Бекетова. 1894 г.

С тех пор, как шестимесячного Сашу привезли в имение деда в Шахматово, он вместе с семьей проводил там каждое лето с 1881 по 1916 год, наслаждаясь чудесным воздухом, невероятной красоты пейзажами и, конечно же, ежедневными чаепитиями в кругу семьи, непременно с любимым вареньем.

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Подмосковное имение Шахматово

Варка варенья было любимым делом бабушки Блока, Елизаветы Григорьевны Бекетовой и, по воспоминаниям дочери Марии , «делала она это артистически и посвящала этому целые дни… Рано утром, в саду под благоухающими липами ставили жаровню, ящик с углём, на скамейку приносили банку с сахаром, медный таз и отобранные ягоды. Сначала, положив нужное количество сахара и воды, она ставила таз на жаровню. Сварив сироп до прозрачности, она высыпала ягоды, и усевшись в кресло из красного дерева с ситцевой подушечкой, следила за тем, чтобы пенка не ушла через край. В конце концов, варенье выходило образцовое». Но главным секретом варенья был ром, который специально заказывали в Петербурге. На само варенье обязательно клали кружок из белой бумаги, смоченный в роме.

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

В. Маковский. Варка варенья

Приведем два рецепта варенья – яблочное и сливовое, которые очень любили в этой семье

Взять яблоки, лучше сладкого сорту, очистить их от кожицы, разрезать пополам и осторожно вырезать семечки и бросать в холодную воду, чтобы не потемнели. Или же можно очищенные яблоки порезать небольшими кусочками. Сварить сахарный сироп по пропорции на 1 фунт яблок, взяв 1-1/2 фунта сахара и 4 стакана воды. В кипящий сироп опустить яблоки и варить их до прозрачности, но смотреть, чтоб не разварились. Готовые яблоки вынимать ложкой. Все готовые яблоки сложить в банку. Сироп уварить до густоты, остудить и залить им яблоки. Вместе с яблоками можно варить вершок корицы, ванили или других духов.

Взять спелую сливу, обдать кипятком, как кожица полопается, снять, вынуть косточки, опустить в холодную воду и поставит на лед на ночь. На следующее утро воду слить, выполоскать сливы в холодной воде, откинуть на решето, чтобы стекла вода. Сварить сироп по пропорции на два стакана слив, два стакана сахара и три стакана воды. Вскипятить таким образом сироп несколько раз, чтоб загустел. Затем теплым сиропом залить сливу и варить до прозрачности ягод, но не переваривая их. На само варенье в баночку обязательно нужно положить бумажный кружок, пропитанный ромом.

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Чаепитие в усадьбе Шахматово

Итак, варенье… 

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков

Достаточно даже беглого экскурса в русскую литературу, чтобы заметить присутствие этого любимого лакомства и на ее страницах.

Н.В. Гоголь ”Старосветские помещики”

Под яблонею вечно был разложен огонь, и никогда почти не снимался с железного треножника котел или медный таз с вареньем, желе, пастилою, деланными на меду, на сахаре и не помню еще на чем”.

Ф. М Достоевский «Братья Карамазовы»

— Ухи давай, давай потом и чаю, я проголодался, — весело проговорил Алеша.

— А варенья вишневого? Здесь есть. Помнишь, как ты маленький у Поленова вишневое варенье любил?

— А ты это помнишь? Давай и варенья, я и теперь люблю.

Иван позвонил полового и приказал уху, чай и варенья.

А. Солженицын «Абрикосовое варенье»

А начинался сад с раскидистого абрикосового дерева — и туча на нём абрикосов каждый год. И я и младшие братья мои сколько по нему полазили, любили мы абрикосы больше всякого фрукта — и вперёд мне таких уже никогда не есть. На летней кухоньке во дворе варила мать по домашеству, и варенье из тех абрикосов, и мы с братьями тут же пенками обслащивались.

Даниил Хармс, 1937 

Это просто удивленье

Как легко меня будить!

Ты поставь на стол варенье,

— Я проснусь в одно мгновенье.

Я проснусь в одно мгновенье,

Чтобы чай с вареньем пить.

Кулинарные пристрастия русских писателей: оригинальные рецепты, по которым можно сварить любимое варенье русских классиков


Источник: 

Почему Русские «отреченные» книги нельзя читать

Помимо официально признанной (канонической) церковной литературы на Руси в ходу были и так называемые отреченные книги

, или апокрифы. В большинстве своем они содержали рассказы на библейскую тематику. Официальной церковью такие книги были запрещены, поскольку не входили в канонический библейский текст и могли содержать вольные трактовки событий, описанных в Библии. Также к числу отреченных относились и книги для гаданий. Все это считалось ересью.

Судьба отреченной литературы

Церковными патриархами были составлены списки (индексы) запрещенных произведений. Отсюда и название — «отреченные», буквально отвергнутые церковью. За распространение таких произведений священника могли лишить сана, а обычного человека – отлучить от церкви. Но, как все запретное и таинственное, апокрифы обладали особой привлекательностью для самой широкой аудитории, манили, как запретный плод в Эдемском саду.

Апокрифы были очень распространены. Почти в каждом боярском доме можно было найти отреченные книги. Нередко в укромных местах они хранились и в домах служителей церкви. Многие тексты из таких книг позднее вошли в разрешенные литературные произведения: жития святых, поучающие книги (измарагды), сборники похвальных речей для чтения во время церковных служб (торжественники). Например, много апокрифических моментов в известной проповеди XII века «Поучение Владимира Мономаха».

Самые известные отреченные книги

Волховник

Одной из самых распространенных отреченных книг был Волховник. Название происходит от слова «волхв», что значит «провидец», «жрец». Волховник — самое явное литературное свидетельство языческого прошлого Руси. В этой книге давался огромный свод народных примет, суеверий и способов гадания. Были описаны предсказания по полету птиц, пению петухов, встречным путникам, снам, необычным ощущениям в теле и пр. Книга обладала колоссальной популярностью у всех, кто умел читать.

Рафли

Аналогичным содержанием отличались и рафли, гадательные тетради. Слово «рафли» обозначало обычные графы. Гадательные тетради были особым образом расчерчены, графы – пронумерованы. Содержание рафлей буквально представляло собой список разных примет и гаданий по порядку.

Позднее появились не только тетради, но и отдельные листы с подобным содержанием. В XVI веке все они были запрещены, но спустя 3 века опять стали распространяться в виде так называемого гадания Соломона (нарисованный на листе круг с цифрами, по которому гадали ячменными зернами).

Шестокрыл

Еще одним примером популярной на Руси отреченной литературы является Шестокрыл. Уникальность произведения — в том, что оно отражает основные каноны распространившейся в XV веке ереси жидовствующих. Последователи этого учения отрицали троичность Бога и божественное происхождение Иисуса. Последнего считали простым человеком.

Шестокрыл являлся адаптированным переводом с иврита. В нем были представлены всевозможные таблицы, с помощью которых можно было вычислять фазы луны. Также в Шестокрыле давалось общее представление о знаках Зодиака, солнечном затмении и созвездиях, что для Киевской Руси было вообще чем-то из ряда вон выходящим. Естественно, вся эта «магия» обладала колоссальной притягательностью для русичей.

Протоевангелие Иакова

Классическим примером апокрифа является Протоевангелие Иакова. Книга была написана еще во II веке и с тех пор постоянно пользовалась спросом. Эта известность объясняется просто: в Протоевангелии описываются события, о которых ничего не сказано в каноническом Евангелие. Это детство Девы Марии, события, происходящие во время рождения ею младенца Иисуса в пещере, и пр.

Протоевангелие Иакова, как и вся отреченная литература, давала любознательным людям пищу для размышления. Она вызывала сомнения в каноническом учении и провоцировала возникновение всевозможных ересей, что было неугодно официальной церкви. Отсюда – строжайший церковный запрет и громадный интерес к «черным книгам» со стороны мирян.

источник

Почему Русские «отреченные» книги нельзя читать

Помимо официально признанной (канонической) церковной литературы на Руси в ходу были и так называемые отреченные книги

, или апокрифы. В большинстве своем они содержали рассказы на библейскую тематику. Официальной церковью такие книги были запрещены, поскольку не входили в канонический библейский текст и могли содержать вольные трактовки событий, описанных в Библии. Также к числу отреченных относились и книги для гаданий. Все это считалось ересью.

Судьба отреченной литературы

Церковными патриархами были составлены списки (индексы) запрещенных произведений. Отсюда и название — «отреченные», буквально отвергнутые церковью. За распространение таких произведений священника могли лишить сана, а обычного человека – отлучить от церкви. Но, как все запретное и таинственное, апокрифы обладали особой привлекательностью для самой широкой аудитории, манили, как запретный плод в Эдемском саду.

Апокрифы были очень распространены. Почти в каждом боярском доме можно было найти отреченные книги. Нередко в укромных местах они хранились и в домах служителей церкви. Многие тексты из таких книг позднее вошли в разрешенные литературные произведения: жития святых, поучающие книги (измарагды), сборники похвальных речей для чтения во время церковных служб (торжественники). Например, много апокрифических моментов в известной проповеди XII века «Поучение Владимира Мономаха».

Самые известные отреченные книги

Волховник

Одной из самых распространенных отреченных книг был Волховник. Название происходит от слова «волхв», что значит «провидец», «жрец». Волховник — самое явное литературное свидетельство языческого прошлого Руси. В этой книге давался огромный свод народных примет, суеверий и способов гадания. Были описаны предсказания по полету птиц, пению петухов, встречным путникам, снам, необычным ощущениям в теле и пр. Книга обладала колоссальной популярностью у всех, кто умел читать.

Рафли

Аналогичным содержанием отличались и рафли, гадательные тетради. Слово «рафли» обозначало обычные графы. Гадательные тетради были особым образом расчерчены, графы – пронумерованы. Содержание рафлей буквально представляло собой список разных примет и гаданий по порядку.

Позднее появились не только тетради, но и отдельные листы с подобным содержанием. В XVI веке все они были запрещены, но спустя 3 века опять стали распространяться в виде так называемого гадания Соломона (нарисованный на листе круг с цифрами, по которому гадали ячменными зернами).

Шестокрыл

Еще одним примером популярной на Руси отреченной литературы является Шестокрыл. Уникальность произведения — в том, что оно отражает основные каноны распространившейся в XV веке ереси жидовствующих. Последователи этого учения отрицали троичность Бога и божественное происхождение Иисуса. Последнего считали простым человеком.

Шестокрыл являлся адаптированным переводом с иврита. В нем были представлены всевозможные таблицы, с помощью которых можно было вычислять фазы луны. Также в Шестокрыле давалось общее представление о знаках Зодиака, солнечном затмении и созвездиях, что для Киевской Руси было вообще чем-то из ряда вон выходящим. Естественно, вся эта «магия» обладала колоссальной притягательностью для русичей.

Протоевангелие Иакова

Классическим примером апокрифа является Протоевангелие Иакова. Книга была написана еще во II веке и с тех пор постоянно пользовалась спросом. Эта известность объясняется просто: в Протоевангелии описываются события, о которых ничего не сказано в каноническом Евангелие. Это детство Девы Марии, события, происходящие во время рождения ею младенца Иисуса в пещере, и пр.

Протоевангелие Иакова, как и вся отреченная литература, давала любознательным людям пищу для размышления. Она вызывала сомнения в каноническом учении и провоцировала возникновение всевозможных ересей, что было неугодно официальной церкви. Отсюда – строжайший церковный запрет и громадный интерес к «черным книгам» со стороны мирян.

источник

Право первой ночи: в чем суть обряда

Каждый народ имеет свои интересные традиции проведения брачной ночи. И хотя нам они кажутся порой странными, но все-таки имеют право быть в связи с особенностями развития культуры, историей той или иной страны.

Ответственная роль

В то время в Европе был обычай, который назывался «право первой ночи». Его суть – феодал имел право лишить невинности любую девушку из своих владений, которая выходила замуж. Именно поэтому после заключения брака невеста проводила брачную ночь не с новоиспеченным мужем, а феодалом. Если невеста ему не нравилась, он имел право отказаться от первой ночи, или продать это право жениху. В некоторых странах эта традиция сохранялась до конца XIX века.

Как появилась эта традиция? Согласно одной из гипотез, таким образом, феодал подтверждал свое право собственности.

Согласно другой версии, господин брал на себя эту «нелегкую» роль, чтобы жена досталась мужу «проверенной». Некоторые историки видят в этой традиции элементы жертвенности (девственность приносилась в жертву божеству, при этом роль божества в некоторых странах исполнял жрец).

У некоторых народов считалось, что кровь, появляющаяся при лишении девственности, приносит зло и болезни. Поэтому провести обряд поручали старейшине племени или колдуну — то есть человеку сильному, способному противостоять козням злых чар. И лишь после этого обряда «очищения» новобрачную отдавали жениху. 

В скандинавских языческих культах существовал такой обычай. С наступлением темноты перед первой брачной ночью жрец бога плодородия Фрейра уводил невесту (разумеется, чужую) в лес, разжигал костер и приносил в жертву свинью. После этого он совершал ритуал, а потом приводил невесту жениху. Считалось, что после этой мистерии, женщина сможет родить много здоровых сыновей.

У некоторых племен в Африке и Южной Америке акт лишения невинности и вовсе совершали женщины (знахарки или супруги вождя племени).

Праздник первой брачной ночи

Очень интересная традиция существовала в Шотландии — там друзья и родственники всеми, доступными способами мешали провести молодоженам их первую брачную ночь. Сразу они не позволяли молодым уединиться, а если им это удавалось – шумели и кричали, мешая наслаждаться друг другом. Все прелести первой брачной ночи они могли почувствовать только тогда, когда гости уставали от веселья и засыпали.

В Греции по брачному ложу обязательно должен побегать ребенок, для того чтобы в семье в будущем родились здоровые дети.

В Германии и Франции друзья и родственники поступали таким же образом, как и в Шотландии – шумели под окнами, раскладывали в комнате заведенные будильники.

На Филиппинах, молодожен и вовсе было запрещено заниматься сексом в первую брачную ночь, и это связано с тем, что ребенок, зачатый в день свадьбы, через употребление алкоголя будущими родителями мог родиться больным.

Китайская традиция проведения первой ночи отличаются от европейской, так как здесь большое значение придавали красоте помещения, где должно было пройти такое важное событие. Комнату украшали цветами, красными и желтыми свечами в виде драконов, основное предназначение которых – изгнание злых духов от молодоженов. Перед тем как зайти в эту комнату, молодые должны были выпить вина из бокалов, которые связаны между собой красной лентой.

Самые экзотические традиции существовали в Африке. Там, в некоторых племенах после свадьбы муж в первую брачную ночь выбивал жене два передних зуба. Таким образом, муж сообщал соплеменникам, что эта девушка – замужняя.

Что интересного было на Руси?

Особого внимания тому была невестой девственницей перед свадьбой или – нет, не предавали. В некоторых регионах России даже существовал «пробный брак», который мог закончиться венчанием только после того, как девушка беременела.

Если в первую брачную ночь молодой муж не мог справиться с супружескими обязанностями, ему находили замену в лице близкого родственника (брата, крестного, старшего родственника).

Если бы литературные герои могли отправлять СМС

1. Срочно уточни расписание поездов на Москву. Анна.

2. Это шутка была про черевички! И где тебя черт носит?! Оксана.

3. Не волнуйтесь, я даже волка уделал! Как вернусь — расскажу подробнее. Колобок.

4. Что-то ты, Герасим, недоговариваешь. Муму.

5. Наф, мы на рынке, что брать? Гипсокартон или кирпичи? Ниф и Нуф.

6. Желаю счастья, вы прекрасная пара, в постели Мальвина — бревно. Пьеро.

7. Герда, как правильно: «Вечнасть» или «Ветчность»? Если что, спроси Ганса, он знает. Кай.

8. Горыныч, делай крылья, к тебе муромские с предъявой. Яга.

9. Мама, тут какой-то серый под окнами, говорит — доставка продуктов. На козла не похож. Мы заказывали? Твои козлята.

10. Емеля, до дворца не дошла, стою в пробке на Невском. Печь.

11. Прометей, я задержусь. Готовь печень. Орел.

12. К чёрту кроликов, грибы и гусениц! Больше после обеда не сплю. Алиса.

13. Под ноги надо было смотреть, идиоты. Аннушка.

14. Твой хвост у Совы. Пух.

15. Козел ты, Иванушка. Старшая сестра.

16. Чудищем он мне нравился больше. Настенька.

17. Ты здесь? Я на третьем, давай пересечемся. Данте.

18. Ну, и куда ты рванул? Дедал.

19. Ох, и нагадали вы тут. Геракл

источник

Умер классик советской детский литературы Анатолий Алексин

1 мая в Люксембурге на 93 году жизни скончался классик советской детский литературы Анатолий Алексин (настоящая фамилия Гоберман). Его пронзительными произведениями зачитывалось не одно поколение советских детей. «Третий в пятом ряду», «Безумная Евдокия», «Звоните и приезжайте»… Любители кино также должны хорошо помнить известный фильм Константина Ершова «Поздний ребенок» 1970 года с Василием Меркурьевым. Он был снят по повести Анатолия Алексина и по его сценарию. Ушёл ещё один представитель эпохи. Светлая память…

Умер классик советской детский литературы Анатолий Алексин

Умер классик советской детский литературы Анатолий Алексин

Нам повседневно укорачивают жизнь булавочные уколы, которые мы принимаем за удары судьбы. Если бы научиться соизмерять уколы с ударами… Анатолий Алексин «Добрый гений» 

Трудное умение взглянуть на события собственной жизни со стороны, спокойное чувство юмора всегда помогали Наде удерживать себя и меня от радостной или горестной истерии. Анатолий Алексин «Безумная Евдокия» 

Умер классик советской детский литературы Анатолий Алексин

Умер классик советской детский литературы Анатолий Алексин

Эгоизм не только любовь к самому себе. Это ещё и равнодушие во всем остальным. Вот в чём его зловредность! Анатолий Алексин «Сердечная недостаточность» 

Я всегда думал, что почетный участник чего-либо — это такой участник, который в отличие от обыкновенных участников может абсолютно ни в чем не участвовать. Анатолий Алексин «Очень страшная история» 

Умер классик советской детский литературы Анатолий Алексин

Умер классик советской детский литературы Анатолий Алексин

Тайная любовь, как известно, самая интересная и самая сильная! Анатолий Алексин «Очень страшная история» 

Чем сильнее очаровываешься, тем мучительней разочарование, если оно наступает. Анатолий Алексин «Собрание сочинений в пяти томах. Том 5.» 

Умер классик советской детский литературы Анатолий Алексин

Умер классик советской детский литературы Анатолий Алексин

Я терпеть не могу писать письма. На бумаге все не так получается, как на самом деле. Ведь часто бывает так: о чем много думаешь, о том не можешь написать. Анатолий Алексин «Тридцать один день» 

Мы еще не доехали до лагеря, а нас уже заставляют полтора часа спать днем. Из вагонов выпускают только на больших станциях, и то ненадолго. Даже собаку не дали купить. Ну буквально издеваются! Анатолий Алексин «Тридцать один день» 

Умер классик советской детский литературы Анатолий Алексин

Умер классик советской детский литературы Анатолий Алексин

Источник: